maximblog: (Maxsmile)
    Держите своих детей подальше от наших голубых экранов, в тексте встречается ненормативное слово!
    А может, и все два.

    Балкер «Markella», 1996 год, Атлантика.


    Поднимаюсь на мостик – на вахте второй штурман Витя, сорока трех лет. Маленького роста, синяя бейсбольная кепка нахлобучена так, что уши оттопыриваются, и даже загибаются вниз.


    Витя ко мне хорошо относился. Он, заядлый кофеман, страдал от ломки – кофе в артелке был, но сварить его было не в чем – ну не в чайнике же? А я обнаружил джезву, турочку в машинном отделении. Так как у нас в машине кофе никто не пил, я отнес ему, страдальцу. Помню, он тогда чуть не подпрыгнул от счастья.


    – Привет, Максим. – Витя всегда сдержано вежлив, но чувствуется, что он резко и сразу на пределе. Сверкает глазами и ушами из-под кепки. В воздухе пахнет грозой всегда, когда он на вахте.


    – День добрый, Витя. Как дела?


    – Да пид@расы они все! – на первой же фразе Витино терпение лопается неспелым мыльным пузырем. И, конечно,   вежливости быстро приходит конец, он становится самим собой.Read more... )
maximblog: (Maxsmile)
    Царь-колокол не звонит, поломатый,
    Царь-пушка не стреляет, мать ети.
    И ясно, что евреи виноваты,
    Осталось только летопись найти

    И. Губерман



    Балкер «Маркелла», 1996 год, Атлантика.


    Рейс был тяжелым. Сейчас, по прошествии 15-ти лет, я осознаю, насколько тяжелым. Стармех-грек, бросавшийся в нас фонарями, ключами и стульями, заставлявший нас делать опасные и ненужные работы, плюс дикие условия работы и жизни (http://maximblog.livejournal.com/18561.html , http://maximblog.livejournal.com/32402.html ), отсутствие питьевой воды, отсутствие необходимой медицинской помощи, отсутствие запчастей, что особенно приятно на старом судне, и многое, многое другое.


    Ну ладно, основное перечисленное здесь зависело от капитана, стармеха, от судовой компании – все это были чужие и незнакомые нам греки. Но пламя в огонь подливало наличие приятных людей среди своих, наших, и очень родных, приехавших вместе со всеми.


    Посреди адской, изнуряющей и совершенно ненужной работы (пост «Цемент», http://maximblog.livejournal.com/3211.html ) матросы совершенно отупели. Ведь все происходило по воле одного-единственного человека, который сидит в чистой и кондиционированной каюте в то время, когда все остальные долбят ломами и кувалдами цемент вот уже два месяца.


    Да, капитанская ошибка. Это он отдал приказ сбивать застывший быстросхватывающий цемент в трюмах струей из пожарного насоса. И цемент выполнил свою функцию – он застыл. И застыл он действительно быстро, надо отдать должное производителю – цементному заводу в Таррагоне, Испания.Read more... )
maximblog: (Default)
 
   Балкер «Маркелла», 1997 год, рейд Карачи, Арабское море.

   В дикую жару мы сидели в тени на перекуре и слушали рассказ боцмана Анзора о том, как он в Африке ловил поросенка. Речь из Анзора вытекала медленно, как из настоящего восточного человека, с минутными перерывами между фразами. Он понимал, насколько это смешно, и добавлял нам удовольствия, слегка подыгрывая.

  – Это было еще в Грузинском пароходстве, на сухогрузе. – Да, мы помним, что было такое пароходство в Союзе. – Стояли мы в Абиджане, Берег Слоновой Кости. У нас было воскресенье, – кивая головой в такт своим медленным словам и помогая себе руками, продолжал Анзор. Можно подумать, в это время только у них на борту было воскресенье. Read more... )
maximblog: (Default)
      Балкер «Markella», рейд порта Карачи, Пакистан, 1997 год.
        Второй механик Андрей проходил в пяти метрах от места, где резали металл, и ему в глаз попала стружка, крохотный такой кусочек. Промывали, но глаз чесался и слезился. Через пару дней он обратился к нашему боцману АнзоруRead more... )
maximblog: (Default)
      Балкер «Markella», 1996 год, Алжир.
       В Алжире было два порта выгрузки (порт Оран и порт Алжир). Привезли 30 тысяч тонн кукурузы. Разгрузка длилась вечность.Read more... )
maximblog: (Default)
     Балкер «Markella», 1997 год.

     Судно стоит в Карачи уже месяц с копейками. Перед заходом в порт мы отстояли
полуторамесячную очередь.Read more... )

Yesterday

Aug. 3rd, 2011 07:04 am
maximblog: (Default)
    Балкер «Markella», 1997 год, апрель.

     Судно стоит в Дурбане, ЮАР. У всех отличное настроение – сегодня днем мы
улетаем домой. Отвратный, тяжелый рейс будет, наконец, закончен.Read more... )
maximblog: (Default)

    Вы знаете, что такое моточистка главного двигателя? Это когда снимают крышку
цилиндра, вынимают поршень, затем все чистят и меняют изношенные частиRead more... )

maximblog: (Default)


           На развод к матросам спустился с неба старпом. И рявкнул сурово: «Почему не работаете? Уже восемь минут девятого? Разленились?!»

Развод на работы. В восемь утра все действительно должны уже работать, стучать, отбивать, смазывать и красить. Все так. Только матросы у нас два месяца подряд отбивали с палубы цемент.

На Клондайке золота было меньше, чем у нас на палубе застывшего цемента. И народ устал на этих цементных приисках. Все ломом и кувалдой.  Народ у нас работящий, но зае… (зачеркнуто) устал. А все потому, что капитан после выгрузки в Форт Лодердейле дал команду сбивать остатки цемента в трюмах пожарным насосом. Цемент оказался ОЧЕНЬ быстросхватывающим. И схватил-засох на высоте 20-ти метров многотонными глыбами. Тот цемент, который свалился вниз и еще был полужидким,  вытащили на палубу бочками, да там и оставили, не сбрасывая в море (поскольку мы были в американских прибрежных водах, а денежные наказания за любые загрязнения там суровые).

Потом было еще интересней. Мы шли после испанского цемента на погрузку кукурузы в Новый Орлеан. Кукуруза хотела поехать в Алжир. Но после цемента сложно помыть трюма, чтобы их приняла соответствующая комиссия и дала добро на погрузку пищевого продукта. А помыть трюма после застывшего цемента, который висит на высоте 20 метров, и до которого ничем дотянуться не можешь – задача, практически невыполнимая.

Американцы пришли, спустились в трюм, увидели эти цементные глыбы, вздохнули, и спросили наших: мол, вы что? Цемента объелись? Как мы сюда, спросили они, погрузим кукурузу? Убирайте. Наши еще поубирали. Комиссия пришла еще раз и сказала, что они могут нам дать специалистов по очистке трюмов, правда, им надо платить деньги. Наши поняли, что если специалистов не взять, то нам бумаги не подпишут. Согласились на специалистов. Те привезли с собой маленькие машинки, которые опускали на дно трюмов и у которых кабинки  выдвигались на большую высоту. И, сидя в этих корзинах,  американские специалисты расстреливали испанский цемент дробью из ружей 12-го калибра.  

Конечно, такой способ ничего не дал. Цемент почти не изменил своей формы. Но все трюма были усеяны гильзами от ружейных патронов, и, главное, деньги были уплачены. Около 25-ти тысяч долларов. В общем, бумаги нам подписали, кукурузу нам туда погрузили, и ее, родимую, мы в Алжир и отвезли.

Но вот застывший цемент, по капитанской дури застывший на палубе, пришлось отбивать кувалдами и ломами. После этой очень долгой процедуры старпом, который еще до того не сумел снискать  уважение экипажа, сказал долбавшим, что за весь героический труд им ничего не заплатят. Ну, просто потому, что нет такого пункта в контракте «Отбивка застывшего груза с палубы». И овертайм им тоже не светит. А светит им получить за 1,5 – 2 месяца ударного труда по 50 долларов на нос, которые полагаются за помывку трюмов, поверх обычной зарплаты. Но ведь тот же старпом, когда нужно было совершать подвиг, сказал им, что им заплатят за работу сверхурочные. Они и работали по12-14 часов в день, а не по 8. А теперь?

Народ сначала взвыл, потом загрустил. Удали молодецкой поубавилось в их слаженных некогда действиях. Работать они стали не так скоро, как раньше. Движения  неоплаченных героев стали задумчивы.

И вот прошло какое-то время. Старпом, всеобщий любимец, чесать твою лысину, вышел к народу и истерически спросил, почему они не работают, ведь уже восемь минут девятого? Анзор Степанович, боцман лет 50-ти, сын грузинского народа, ответил несколько грубо: «Ты, - четко   произнес  Анзор, - нах пошел! Ты людям хотя бы «доброе утро»скажи!»  Старпом оторопело ответил, что у него лично утро началось еще в 4 утра. Анзор: «Люди на высоту полезут. Они только проснулись. Ты на него вышел и наорал, а ему туда (показал на грузовые стрелы) лезть и весь день там работать. А если он сорвется? Не ори на людей».

Потом еще три месяца совместной работы. А потом  старпом заложил Анзора полиции в аэропорту Иоганессбурга, мол, наркоту перевозит, и те его утащили в свои подвалы, где после взрослого досмотра ничего не нашли. На свой самолет он опоздал. Прилетел к семье  в Одессу через трое суток.

А старпом укатил  к себе в далекий город, и больше мы его не видели. Интересно, ему стало легче?

 

Profile

maximblog: (Default)
maximblog

May 2017

S M T W T F S
 123456
78 910111213
141516 17181920
2122 2324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios