maximblog: (Maxsmile)
[personal profile] maximblog
Примерно 1982 год.


К маме пришла ее подруга со двора Лена. Лена была невысокая, грудастая и горластая. Она резко брала окружающих «на горло», никогда за словом в карман не заглядывая – именно так она и сумела выжить в тепличных условиях нашего одесского двора.


– Тонечка, дай мне своего Чарлика.


Чарликом назывался наш тогдашний кот, небольшая черно-белая тварь, ненавидевшая всех вокруг и гадившая везде, куда только он мог залезть, а мы с мамой не могли. Под ванну, например. Мама подобрала его в скверике напротив – пожалела. Что поделаешь – она же не подозревала о его характере? И поэтому следующие 15 лет нужно было жалеть нас.


– Зачем тебе Чарлик?


– Понимаешь, по нашей бабушке бегают крысы.


У Лены была лежачая бабушка, которая была санитаркой в войну, проработала всю жизнь и вот теперь лежала уже не один год. Ее состояние поддерживалось Леной, которая не давала бабушке спокойно отойти на тот свет.


Бабушка не просто лежала, у нее был паралич. Всё, что она могла – это смотреть глазами вперед, на стену, где висел потрет ее мужа, ушедшего несколько лет назад, в роскошной золоченой раме. Смотреть на мужнин портрет было единственным доступным бабушке развлечением.


Когда моя мама спросила Лену, чего та не даст бабушке спокойно умереть, та ответила:


– Конечно, щас! А магазин «спасибо Гитлеру»?! Мы же все на нем висим!!


Так неофициально в народе именовали специализированные магазины для оставшихся в живых ветеранов войны, в которых можно было хоть что-нибудь приобрести из еды – в отличие от неспециализированных советских магазинов на исходе социализма, где покупка синей волшебной курицы приравнивалась по степени удачи к сегодняшней покупке, наверное, машины. Да и то, наверное, курица на фоне недоедания была круче и нужнее.


Но вернемся к просьбе Лены по поводу «дайте нам вашего Чарлика, по нашей бабушке бегают крысы». Мама воспротивилась отдавать кота:


– Здрасьте, они ж его сожрут, там же крысы будь здоров! У вас же общий туалет рядом – там не крысы, а лошади бегают. Зачем вам Чарлик? Возьмите лучше Федю.


Федей звался боцман лет 45-50-ти, живший в самом конце двора. Толстый, крикливый до безобразия – даже по меркам нашего двора. Он постоянно что-то пилил в своем палисаднике в конце дворика, изредка поднимая голову вверх, где по узкой металлической веранде ходила полная пожилая дама, поведением и внешностью схожая с Фаиной Раневской. Летом, в одесскую жару, она ходила взад-вперед в одном нижнем белье. Ейная форма и, видимо, содержание, привлекали дядю Федю, но рядом была его маленькая армянская жена, тетя Ася. Тетя Ася смотрела пристально на мужа из кухонного окна, и дядя Федя, чувствуя этот взгляд затылком, поникал головой, вкладывая себя нерастраченного в распил очередной доски для какого-нибудь шкафчика. Федя был мастер на все руки.


Соседку сверху звали тетя Броня. Соответственно, трусы, в которых она дефилировала по своей веранде, назывались «бронированными трусами». Внизу всё пилил и пилил Федя, исподволь глядя вверх. Посмотрит, потом пилит, иногда с криком подстреленной стокилограммовой утки: «Аааа!» Когда федин крик был слишком уж неприличным, то выходила маленькая Ася, и кричала вверх на большую, пышную тетю Броню:


– Шо ж ты тут ходишь?


– А где мне ходить? Это моя веранда.


– А шо ж ты ходишь в одном белье, сука старая!


– Во-первых, жарко. А во-вторых, хоть я и старше тебя, но зато меня любят гораздо чаще, чем тебя.


– Так поэтому ты квартирантов и держишь! Но как же ты же с ними %*ешься? У тебя же там все заросло, ты такая старая!


– Та не-ет! У меня там така-ая дырка, шоб у тебя в голове такая была!


Тетя Броня в свои 65 лет с сигаретой в руке, разговаривавшая прокуренным басом, в бронированном белье советского производства…


На нашей веранде, на втором этаже фасадного здания, тогда сидела моя любимая тетя Дина, вместе со своим высшим музыкальным образованием, пила чай и слушала эту перепалку. Мама просила ее зайти в квартиру, чтобы не слышать этого кошмара. Дина жила в Киеве, у них там такого ежедневного цирка не было. Поэтому у нее было совершенно счастливое лицо, и уходить с веранды она не хотела:


– Тонечка, ты не понимаешь, это же песня… у вас тут вообще все замечательно: хочешь узнать городские новости – идешь на балкон, хочешь послушать дворовые новости – идешь на веранду. Фасадный дом, настоящий одесский двор. Вы счастливые люди…


Возвращаясь к истокам: Лена не могла мобилизовать Федю на борьбу с крысами – они вчера поругались вдрызг, как и положено добрым соседям. Поэтому моя мама и Лена взяли ничего не подозревавшего кота Чарлика на руки, и пошли сдавать его чужим крысам. Мама была уверена, что те его сожрут, а у Лены все-таки были сомнения на этот счет: «Он же кот!»


Они зашли в предбанник, приоткрыли дверь, бросили кота непосредственно на бабушку, по которой действительно неспешно прогуливалась пара крыс, и стали смотреть через застекленную дверь на разворачивающееся сражение.


Чарлик, несмотря на юный восьмимесячный возраст, проявил себя как вдумчивый политик и умудренный опытом боец. Не ходи на битву, которую не можешь выиграть – вспомнил он высказывание одного из великих китайцев в прочтенном недавно трактате. Так как не прийти он не мог – его мобилизовали в явочном порядке – то он предпочел сделать вид, что он ослеп, оглох и онемел одновременно. Кот лег на неподвижную бабушку, причем он даже не топтался, как положено коту, выбирая себе местечко поудобнее. Он улегся так, словно его единственным желанием было поспать, а ему давно не давали это сделать – рухнул, отстояв две смены у станка.


Крысы тоже не были глупыми, понимали правила игры, поэтому сделали вид, что кота не заметили.


– Вот она, идиллия, твою мать, – сказала Лена. Преодолев застенчивость, она взяла дворовой веник на длинной палке, вошла внутрь и стала этой палкой лупить бабушку и крыс вперемешку. Коту тоже досталось, но кот-то – еще ладно.


– Ты же бабушку убьешь! – загибаясь от смеха, кричала моя мама.


– Да хрен там, она всю войну прошла, ты ее не знаешь!


Бабушка сердито смотрела на Лену, потом прикрыла глаза. Ей было все равно – она не только ничего не могла сделать, паралич не позволял ей даже произнести какую-нибудь простенькую сентенцию вроде «Пошла на хер, сука».


В общем, кот и крысы убежали по своим делам. У крыс было уютное пристанище в виде дворового туалета на три очка, через стену Лениной квартиры. У кота – через весь двор, к нам на веранду – сразу нашлись дела на крыше. Одна бабушка не могла никуда уйти. Даже из этой жизни.


Через день бабушке опять случилось плохо. В очередной раз возле двора остановилась скорая помощь, распугивая ворон своей сиреной, и врачи побежали в самый конец двора, туда, где жила парализованная бабуля – Лена платила им какие-то небольшие денежки, чтобы они ее квалифицированно откачивали. Откачали и на этот раз.


И тогда на глазах у окаменевшей публики в виде врачей, внучки и самой Лены, бабушка медленно подняла парализованную последние пять лет правую руку, и скрутила кукиш, направив его на портрет своего мужа, висевший непосредственно перед ее кроватью.


На этом все не закончилось. Старуха разомкнула губы и произнесла скрипучим голосом:


– Фима, ты надеялся, что мы сегодня встретимся? На тебе! Я еще здесь…



From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

maximblog: (Default)
maximblog

May 2017

S M T W T F S
 123456
78 910111213
141516 17181920
2122 2324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios